ПРЯМОЙ ЭФИР

Услышь меня. Как проект SOLMed помогает людям с нарушениями слуха

Представьте, что вы глухой и попробуйте купить лекарство, заказать кофе, объяснить врачу, что у вас болит. Все будет напрасно – люди не знают жестового языка. Вы не услышите телефонный звонок, не узнаете, на какой остановке выходить. Проект SOLMed помогает убрать барьеры.

Вы можете прослушать подкаст программы  «Деловое утро»:

Фото: Адель Ануарбекова, личный архив

Адель Ануарбекова, собственник и издатель журнала «Бизнес Мир» рассказала в эфире программы «Деловое утро», как начала заниматься социальным проектом для слабослышащих людей.  SOLMed подразумевает работу с диспетчерскими пунктами сурдопереводчиков. Слабослышащие звонят по планшету, объясняют проблему переводчику,  а тот озвучивает ее.

Сейчас к проекту SOLMed подключено 26 алматинских аптек. До конца года их будет сто, уверена Анар Ануарбекова.

Данияр Даутов: Мы уже не раз говорили о том, как ваше издание  помогает предпринимателям. Сегодня речь пойдет о проекте SOLMed. Что он из себя представляет?

Вы можете послушать подкаст программы «Деловое утро»:

Адель Ануарбекова: Не каждый человек задумается о том, как живется глухонемым в нашей стране. И до момента участия в проекте я тоже не задумывалась, к своему стыду. Оказывается, до SOLMed, у нас не было ни одного сервиса, который так или иначе предлагал людям доступ к информации. Люди с нарушениями слуха не имеют возможности заказать в кофейне чай, посетить семинар, хотя по идее это доступно и это должно быть. Особенно учитывая тот факт, что законодательно все это закреплено. Есть Конвенция по правам инвалидов, другие законодательные акты. Но в жизни, в к сожалению, все не так, как на бумаге.

Когда начинался проект, к нам обратились , как к информационному партнеру. Начиная с этого дня, мы начали узнавать – что происходит, сколько таких людей. В мире более 36 млн человек страдают нарушениями слуха. В Казахстане официально зарегистрировано 180 тыс. Официально я думаю, их раза в три больше. Первое, о чем задумываешься в этой ситуации – мы все болеем. Болит зуб, живот, надо купить лекарство. Меня подтолкнуло стать сооснователем проекта то, что у меня маленький ребенок и я часто хожу в аптеки. Я увидела, как глухонемой человек пытается объяснить провизору, что ему нужно. Нужно еще учитывать тот факт, что у них другие речевые конструкции. Если они что-то пишут, это трудно понять. Человек что-то чиркал на бумаге, махал руками, провизор пытался понять, но не мог. Очередь возмущалась и человек в слезах ухошел. Эта ситуация, которую я увидела, неприемлима. Поэтому мы решили адаптировать аптеки города для людей с нарушениями слуха.

Рустам Максутов: Как это работает, расскажи пожалуйста?

Адель Ануарбекова: На прикассовой зоне устанавливается планшет, п провизору дается гарнитура с наушниками. В случае, если туда приходит человек с нарушениями слуха, он видит на экране специальную эмблему, нажимает и в течение 30 секунд связывается с оператором жестового языка. Тот переводит запрос провизору. Они общаются онлайн через переводчика языка жестов. Это отдельно написанное приложение для этих целей.

Рустам Максутов: Переводчики находятся удаленно?

Адель Ануарбекова: Они могут даже находиться у себя дома.

Рустам Максутов: А сколько должно быть переводчиков? Если в Алматы одновременно дозвонятся 50 человек?

Адель Ануарбекова: Мы работаем с компанией Глобальная Лига заботы и мы не ограничены только казахстанскими переводчиками. В случае необходимости подключаем переводчиков из России.

Фото:online-kassa.ru

Данияр Даутов: Какое ведомство должно заниматься решением проблем таких людей?

Адель Ануарбекова: На государственном уровне этим должны заниматься все. Есть управление социальной защиты, мы с ними сейчас сотрудничаем. Надеемся, что на уровне акимата будем сотрудничать. Мы начали в Алматы,  но проект легко трансформируется к любому городу Казахстана. Аналогов сейчас нет. Мы не остановимся на аптеках, просто это такое место, куда ты должен иметь возможность сходить без чьей-то помощи. Ты должен иметь возможность обращаться к врачу. Сейчас таким людям в год выделяется 60 часов сурдоперевода от государства. Допустим, вы обратились к сурдопереводчику, чтобы записаться к врачу  и ждете три дня, продолжая болеть все это время. Потом сурдопереводчика выделяют. В момент выхода со своего рабочего места он нажимает кнопку таймера -  время пошло. У врача переводить надо пять минут: «Болит то и то, советую вот это, вот вам рецепт, до свидания». Но время, когда он едет к вам, ожидания в очереди будет защитано. Людям с нарушениями слуха так или иначе приходится пользоваться такой помощью – родных, близких, владеющих языком жестов. Я поражаюсь, почему мы говорим «люди с ограниченными возможностями». На самом деле они – люди с повышенными потребностями.  Сегодня вполне возможно сделать так, чтобы им было комфортно.

Мы  привлекаем внимание бизнеса. Начинали с 12-ти аптек, сейчас 26. И буквально вчера компания Russell Bedford подтвердила, что выделяют деньги еще на пять планшетов. То есть будет 31 аптека.

Рустам Максутов: Самый главный вопрос: что нужно компаниям, чтобы сотрудничать с вами?

Адель Ануарбекова: Подписать протокол намерения. У нас есть порядка 50 аптек, где этот  сервис не подключен, но они готовы его подключить.

Данияр Даутов: Сколько это стоит? На чьи средства это делается? Только бизнеса, или есть какие-то дотации от государства?

Адель Ануарбекова: Для аптек это бесплатно. Изначально все делалось на деньги бизнеса. Сейчас благодаря журналу «Бизнес Мир» мы привлекли двух спонсоров. Это компании «Таза Кала Бета Пласт» и Russell Bedford. 

Рустам Максутов: Это просто инвестиции в доброе дело или будут какие-то дивиденты?

Адель Ануарбекова: Я понимаю, что бизнес не должен быть убыточным, особенно бездотационный. Мы в принципе не надеемся, что сейчас появится спонсор, который скажет – давайте я подключу вам 100 планшетов. Мы разрабатывали модель, которая работала и позволяла покрывать расходы. Сурдоперевод, техобслуживание планшетов, которые должны быть всегда онлайн, зарплата переводчика, интернет – все это стоит денег. Поэтому мы сделали так: пока нет обращений, на экранах транслируется реклама. Мы привлекаем спонсоров и говорим, что мы готовы вас рекламировать, брендировать планшеты, готовы написать статью в журнале и везде объявить, что вы нам помогаете. Установка планшета в одной точке стоит 182 тыс. тенге. В цену входит сам планшет, кейс, стойка, к которой он прикручивается, интернет. Мы платим за приложение и за организацию трансляции рекламных роликов. Важно, чтобы эти программы технически не противоречили друг другу. Мы сейчас базируемся в редакции журнала и не включаем никакие расходы офиса, зарплаты. Все деньги, полученные с рекламы, идут на развитие сети SOLMed. Наша задача – бесперебойная работа и масштабирование. Мы поставили задачу сделать доступными для людей с нарушениями слуха 100 аптек. Если у вас нет средств установить один планшет, но компания хочет внести свой вклад, она может просто дать рекламу. 

Рустам Максутов: По поводу сотрудничества с аптеками. Сами аптеки могут выйти на вас, сами напрямую выделить деньги?

Адель Ануарбекова: Конечно, мы открыты любому сотрудничеству. Вообще аптеки охотно идут на сотрудничество, потому что не понаслышке знают: спрос есть. Мы устанавливаем счетчик и программа нам  рассказывает количество обращений. Только в мае их было свыше семидесяти и с каждым месяцем показатель растет как минимум на 10 позиций. У нас нет большой рекламной кампании – это просто «сарафанное радио». Люди сообщают друг другу, что есть аптеки со специализированным сервисом.

Рустам Максутов: Общественные организации часто включаются в такую работу, дают гранты...

Мы обратились в ЕБРР, обратились в ООН. Принимаем участие во всех конкурсах, в том числе организованных любыми посольствам и консульствами других стран. В частности, мы  учавствовали в конкурсе стартапов, который проводило консульство США Go Viral. Мы презентовали проект, но сожалению, ничего не выиграли. Зато это возможность посвятить большое количество людей в эту социальную проблему. Я надеюсь, что нынешнее выступление в эфире тоже поможет привлечь внимание бизнеса.

Рустам Максутов: Это же не только аптеки. Это могут быть кинотеатры, магазины,

Адель Ануарбекова: Совершенно верно. Отели, кофейни, организаторы конференций, форумов. Скоро к нам приезжает Ник Вуйчич, прекрасный мотивационный спикер. Его нужно слушать, чтобы понять, что ограничений нет. Почему бы не помочь людям с ограничениями слуха посетить его семинар?  

Данияр Даутов: Сколько людей работает в команде?

Адель Ануарбекова: Пять человек.

Данияр Даутов:  Как в мире эта проблема решается? Этот проект уникален или где-то еще применяется?

Адель Ануарбекова: Это  проект уникален не только в Казахстане , но и в СНГ. Есть похожие проекты в Польше, в США есть сурдоперевод , наподобие гугл-переводчика. На пространстве СНГ аналогов нет. Если бы нашлись партнеры в рамках государства, мы могли бы работать на всем пространстве ЕАЭС.

Рустам Максутов: У молодого поколения может возникнуть вопрос – почему нельзя написать приложение с сурдопереводом?

Адель Ануарбекова: Потому что, к величайшему сожалению, не у всех людей с ограничениями слуха в нашей стране есть смартфоны. Это первая ключевая проблема. Есть много людей, которые живут за чертой бедности. Если мы сейчас с представителями бизнеса не можем аптеки подключить, а если скажем , что надо купить 180 тыс. смартфонов, нам скажут – купите что-то более необходимое. Это несвоевременный вопрос. Но в целом позиция верна. Когда-нибудь мы к этому придем.

Данияр Даутов: После ста аптек какие у вас цели? Другие города?

Адель Ануарбекова: Только в Алматы более 850 аптек. Но есть и другие города, миллионники Нур-Султан, Шымкент. Уже есть несколько запросов из аптек Талдыкоргана. Следом за аптеками должны идти медицинские учреждения. Для любой компании, которая заботится о своей социальной составляющей, это обязательно. 

Данияр Даутов:  А как люди с ограниченными возможностями воспринимают этот проект. Сколько человек уже воспользовались сервисом? Какие есть плоды?

Я уже говорила, что в первый месяц, когда было всего 12 аптек, услугами сервиса воспользовались более 70 человек. Если бы сейчас кто-то нас масштабно поддержал, чтобы мы могли объявить этим людям о том, что такой сервис есть,я  думаю, что их количество бы увеличилось в несколько раз. Мы планируем открыть Instagram-канал SOLMed, чтобы объединить свою целевую аудиторию. Тогда все пошло бы гораздо быстрее.

Рустам Максутов: В прошлом году я смотрел сурдоперевод концертов Эминема. В США такое очень распространено. Там даже маты переводят. Это уровень социализации  - когда человек с нарушениями слуха приходит на концерт любимого артиста и ему переводят текст песни. Музыку такие люди чувствуют, басы, например. Это современный мир и мне кажется, Казахстану давно пора двигаться в этом направлении. Я надеюсь, что ваша компания будет способствовать этому.

Адель Ануарбекова: Уважаемые предприниматели! Проект Solmed на сегодняшний день – единственный в своем роде, кто адаптирует аптеки города Алматы для людей с нарушениями слуха. Если ваш бизнес позиционирует себя, как социально ответственный, вы можете обратиться ко мне напрямую.  Найти меня можно в любой социальной сети. Кроме того, на сайте http://businessmir.kz/ есть телефоны. Мы открыты.

Поделиться публикацией :

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить

Новости партнёров

Загрузка...
Загрузка...

Установите приложение Бизнес FM

Бесплатно для iOS и Android