ПРЯМОЙ ЭФИР

Досым Сатпаев про «феномен Зеленского» в Казахстане: в политическом пиаре мы еще в пещерном веке

В программе «Ты – бренд» речь пойдет о брендах политических. Новогоднее выступление президента Украины на YouTube однозначно изменило наше представление о том, как должен выглядеть и общаться представитель власти. Почему «феномен Зеленского» войдет в учебники? Каким будет новое поколение молодых политиков? Что происходит в политике на международной арене и у нас в Казахстане? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, Нора Розмут пригласила в нашу студию кандидата политических наук, директора Группы оценки рисков, издателя Досыма Сатпаева.

Вы можете прослушать подкаст программы  «Ты – бренд»:

Досым Сатпаев. Фото: личный архив

Политолог Досым Сатпаев считает, что пришло время нового поколения политиков, которые будут взаимодействовать с молодым электоратом. «Знаете, в  чем отличие нового поколения?» - он задал риторический вопрос и сам же на него ответил. «Они привыкли к плюрализму, как с точки зрения потребления товаров, так и в политике. Мы еще помним советские магазины, а эти люди привыкли к супермаркетам».

Посмотреть выпуск программы на YouTube:

В чем «феномен Зеленского»? Почему его новогоднее выступление, которое находилось где-то на грани между шоу и речью, вызвало такой эффект?

- Я думаю, что «феномен Зеленского» рано или поздно войдет в учебники, в том числе по политическим технологиям и пиару. Его приход к власти вызвал большой ажиотаж и интерес . Не только в Украине, но и во всем постсоветском пространстве, в том числе в Казахстане. Интересно, что его победа на президентских выборах совпала с президентской компанией в Казахстане. Думаю, отчасти поэтому многие молодые люди в Казахстане в прошлом году стали так активно интересоваться политикой и требовать перемен. Посмотрев на Украину, многие увидели, что к власти может прийти человек, не связанный со старой элитой, со свежими мыслями, с интересной командой, который пытается и хочет переформатировать систему. Да, это сложный процесс – невозможно гигантского слона быстро повернуть в другую сторону и заставить резво бегать. Но сам тренд на изменения воодушевил многих.

Его новогоднее выступление сильно контрастировало с тем, что озвучивали другие главы государств в других странах. Оно было более интимным, душевным и отражало существующие  в Украине проблемы.  Зеленский попытался создать магнит, который бы объединил вокруг него разрозненные группы. Там действительно очень серьезный раскол – по языковому принципу, по политическим мотивам, по региональному принципу. 

А как вы думаете – насколько случаен выбор людей в ролике? Выбор площадки– YouTube?

Зеленский – политик нового поколения, которые сейчас только появляются. Во многих странах мира люди устали от старых политических брендов. Помните недавний тезис Барака Обамы? Чаще всего проблемы создают старые политики, которые держатся за власть. Сейчас мир нуждается в новых, молодых политиках, которые умеют разговаривать с разной аудиторией, используя разные каналы. YouTube – одна из популярных площадок. Поколение миллениалов, выросших  с гаджетами, больше воспринимает визуальную информацию, чем текстовую. Выход на эту площадку укладывается в тренды. Посмотрите на Дональда Трампа – он пишет в Twitter, в Америке даже появилось выражение « Twitter-дипломатия». Это краткие емкие сообщения.


«Байтасов LIVE»: Досым Сатпаев о политических зомби, Национальном Совете и транзите власти


Дональда Трампа можно отнести к новому поколению политиков?

Дональд Трамп тоже интересный политический деятель. Он конечно, поддерживал отдельные политические группы, но сам политикой не занимался. Все-таки он бизнесмен без большого политического опыта. В этом приход Трампа к власти схож с победой Зеленского в Украине. Многие американские избиратели устали от старых политиков и им захотелось увидеть новое лицо – абсолютно неполиткорректное.

Но есть определенные издержки. Когда политики пытаются понравится всем – есть риск скатиться в популизм. Посмотрите на классических политиков, которые вершили историю, того же Уинстона Черчилля. Или Франклина Рузвельта, который вывел Америку из великой депрессии и принял решение вступить во Вторую мировую войну. Великие политики иногда делают непопулярные вещи, формируя новое общественное мнение. В Казахстане с этим, кстати, проблемы.

Если посмотреть на казахстанских политиков, присутствующих в социальных сетях, то они очень  сдержанные. С одной стороны, бояться сказать лишнее, с другой понимают, что без соцсетей уже не обойтись. Где баланс между открытостью  и популизмом?

Чем авторитарные системы отличаются от  более-менее демократических? Авторитарные системы предпочитают один канал коммуникаций  и желательно без обратной связи. Владимир Путин, к примеру, любит многочасовые прямые эфиры, где слушают в основном его. Социальные сети убивают монополию на правду. В интернете нет авторитетов и многие политики этого боятся.

Facebook очень политизирован, в нем постоянно идет битва различных взглядов. Там могут задать в лоб неприятный вопрос, покритиковать. Многие политики, особенно старой формации, не готовы к такому общению. Многие политики старой формации не готовы к такому формату. Зеленский помоложе и все-таки вышел из медийной среды. Мне он напоминает Рональда Рейгана, который был актером. Его тоже не воспринимали серьезно, когда он стал президентом. Но при Рейгане начались экономические реформы. Это говорит о том, что люди, выходящие из медийной среды, могут стать политиками. Но многое зависит от команды. У Рональда Рейгана была мощная команда советников, специалистов по пиару. Также и у Зеленского – но кроме пиара, должны быть такие же мощные специалисты по экономике, потому что на одном пиаре долго не продержишься.


«Байтасов LIVE»: Ермухамет Ертысбаев о транзите власти и новых вызовах: У нас накопились авгиевы конюшни, их надо расчистить


Кстати, о команде. У западных политиков есть PR-консультанты, стилисты, имиджмейкеры. Наши политики обращаются за такой помощью? Насколько вообще такие  специалисты нужны тем, кто строит политическую карьеру?

В Казахстане и России нет жесткой конкуренции, которую мы наблюдаем на западе и в странах Европы. Там каждое слово – важно. В наших условиях все очень точечно. Подход к пиару очень персонифицировано. Один аким или министр налаживает связь с аудиторией, другой считает, что ему это не надо. Так не должно быть. Нет системы – подход чисто индивидуальный. В политическом пиаре и политтехнологиях Казахстан пока еще в пещерном веке. В течении многих лет у нас не было публичной политики в классическом смысле. Не было электоральной демократии, жесткой конкуренции партий. У нас был один политик. Сейчас их два.

До соцсетей пиарщики и политтехнологи тоже работали  -  было радио, телевидение. Социальные сети – просто дополнительный инструмент. Недавно я прочитал очень интересную статью на сайте Forbes.kz.Пузырь начинает лопаться»: WSJ сообщила о снижении доверия к рекламе от звёздных блогеров) Суть сводится к тому, что многие бренды стали отказываться от рекламы с участием трендсеттеров, потому что пользователи социальных сетей стали относится к ней скептически. Нет искренности, к которой миллениалы очень чувствительны. Компании теперь ищут людей, которые являются настоящими поклонниками их бренда. Многие  стали снимать юмористические проекты, где продукт подается не напрямую, а более изысканно. Везде, в том числе и в Казахстане, люди понимают – где реклама, а где попытка наладить взаимодействие с общественностью.  

Молодое поколение, выросшее с гаджетами в руках, в будущем вольется в политическую жизнь страны. Что поменяется, как вы думаете?

В свое время молодой американский президент Джон Кеннеди одним из первых стал использовать телевидение. Барак Обама стал использовать Facebook, показав, что американские политики воспринимают социальные сети, как мощный ресурс общения с электоратом. Тоже самое происходит в Казахстане. Появляется активная молодежь, оппозиционно настроенная, которая воспринимает социальные сети, как данность. Если у нас будет создана конкурентная электоральная система, то казахстанские молодые политики будут работать по-другому. Сам электорат поменялся. Это важный момент.

Вы есть в Facebook, ведете YouTube канал. Везде очень качественный контент. Расскажите о ваших каналах коммуникации с аудиторией. Насколько вы открыты в социальных сетях?  

У меня есть основных три канала взаимодействия – Instagram, YouTube и Facebook. Twitter тоже есть.

Мне сильно помогает академический бэграунд. Я не лезу «во все огороды».  Опасно, когда человек с большой аудиторией рассуждает о вещах, в которых не разбирается, будь то медицина, космос или авиация. Люди верят и начинается эффект домино – информация распространяется дальше. Я несу ответственность за свои слова и стараюсь действовать в своей нише.

Если речь идет о работе с аудиторией – важен уважительный подход, профессионализм и еще свой ключ к каждой аудитории. Например, в 2014 году мы выпустили книгу «Коктейль Молотова: Анатомия казахстанской молодежи». Анастасия Тарасова из театра «Арт-и-Шок» предложила поставить по ней спектакль. Так при нашей поддержке и поддержке фонда Фридриха Эберта появился «Ұят». Мало кто из любителей театра прочитал бы нашу книгу, но посмотрев спектакль, они поняли эту тему.

Еще в  2015 году я решил заняться издательской деятельностью, чтобы дать читателям книги, в которых, с моей точки зрения, могут дать много полезной информации. Про политику и не только. Это книги Вадима Борейко, Ермека Турсунова, Олега Червинского и других авторов. Но самым мощным каналом я  считаю YouTube. Сейчас все сидят в YouTube, даже агашки, которым помогают внуки.  Для YouTube-зрителя мы начали производство документальных фильмов. Это некоммерческий жанр, а культурно-просветительский, поэтому он мало развит  в Казахстане. Весной мы презентовали документальный фильм о голодоморе 30-х годов в Казахстане - «Откочевники мертвой степи». В этом году будет новый фильм, какой – пока секрет.  

Автор: Ольга Настюкова

Поделиться публикацией :

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить

Новости партнёров

Загрузка...
Загрузка...

Установите приложение Бизнес FM

Бесплатно для iOS и Android