ПРЯМОЙ ЭФИР

Секреты биохакера Асель Баяндаровой: стресс нужно обращать в пользу

В эфире Business FM - врач-косметолог, биохакер и - как ее еще называют «возмутительница казнета» - Асель Баяндарова. Она пишет про мораль и сексуальность, табу и запреты общества. Об интересе к ней и к ее исследованиям красноречиво говорят 42 тыс. подписчиков в Facebook и 35 000 фолловеров в Instagram. Она взламывает систему – как в биохакинге, так и в жизни. Недавно суд оправдал ее по статьям «Клевета» и «Оскорбление». Настоящая «хулиганка», которая рассказала, как борется с хейтерами.

Вы можете прослушать подкаст программы  «Хулиганы»:

Роман Райфельд; Асель Баяндарова; Дана Орманбаева

«Ұят» для Асель Баяндаровой - не брать ответственности за свои решения, поступки и свою жизнь.

Буквально на днях она выиграла судебную тяжбу с человеком, который вначале совершил наезд на ее маму, а потом подал в суд на Асель. В своих публикациях она использовала ненормативную лексику, что и стало причиной иска. Весь казнет следил за резонансным делом, которое, как лакмусовая бумажка, высветило слабые места всего общества. Выиграв дело, Асель Баяндарова провела пресс-конференцию, на которой выступила за декриминализацию Закона «О клевете».

В начале беседы Роман Райфельд поздравил Асель Баяндарову с победой в первой инстанции судебного разбирательства, отметив, что не верил в то, что возможно выиграть в нашем суде за «правое дело». Дана Орманбаева в свою очередь подчеркнула, что знает героиню эфира уже почти двадцать лет. Ведущие в ходе эфира постарались выяснить: кто же такая Асель Баяндарова на самом деле: трансфоматор, любитель хайпа либо человек, обладающий личными мотивами по продвижению бренда.

Роман Райфельд: Асель, назови твои самые знатные хулигантства?

- На самом деле, я в жизни очень спокойный человек. Иногда сама удивляюсь, как у меня получается развивать такие скандалы в социальных сетях.

Роман Райфельд: Как ты думаешь, почему тех людей, которые пытаются высказать свою точку зрения, борются за «правое дело» (я не говорю сейчас о том кто прав, кто виноват) зачастую люди в социальных сетях называют «хайпожорами»?

- Из моих наблюдений, людей, которые поддерживают меня намного больше.

Дана Орманбаева: А вот если бы не было полуобнажённых фотографий, сторонников было бы больше, как думаешь?

- Я не знаю. Однако, могу с уверенностью сказать, что для Казахстана такое не приемлемо. Когда я выставила фотографию, будучи «в лишнем весе» и написала, что буду с этим бороться, то на меня обрушилась «волна грязи» в комментариях: «ты – страшная», «дура» и т. д.

Дана Орманбаева отметила, что было очень креативно, когда Асель собрала все негативные комментарии в ролике «Лицо ненависти» и показала людям, какие они со стороны.

Роман Райфельд: А кого из хэйтеров все-таки было больше: мужчин или женщин?

- Мне кажется, что одинаковое количество. Вообще это не зависит от пола.

Роман Райфельд: А теперь люди идут ли за тобой, беря пример?

-  Более того, некоторые хэйтеры сейчас перешли в сторону лагеря-поддержки.

Роман Райфельд: И все-таки, ты не ответила на вопрос: назови свои знатные хулиганства?

- Был случай в школе, когда я облила помоями одноклассника в дорогом костюме, потому что он меня обзывал. Это произошло, когда я мыла пол, а он говорил: «Я никогда не буду мыть полы, а ты всю жизнь этим будешь заниматься».

Роман Райфельд: Тебе не кажется, что в нашей жизни присутствует некая параллель с этой историей: 90% людей «моют полы», а 10% - смотрят на них с потолка, говоря, что они всегда будут «мыть полы».

- Я не проводила анализ, но если такое существует, то это очень неправильно.

Дана Орманбаева: Просто Роман хочет сказать, что 26 лет ничего не изменилось…

- Возможно, но точно могу сказать, что идет задержка психо-эмоционального состояния общества.

Дана Орманбаева: Скажи честно, ты хоть раз рыдала от того, что прочитала какой-то негативный комментарий в социальных сетях?

- Нет. Конечно, в первое время, когда популярность только обрушилась на меня, мне пришлось адаптироваться примерно два года, так как я не медийная персона. Сначала даже «посылала» хэйтеров в комментариях. Так вырабатывался «мой иммунитет». В итоге я сделала ролик «Лицо ненависти» и поставила на этом точку.

Роман Райфельд: Кем ты себя чувствуешь: биохакером, врачом-косметологом или скандальным блогером?

- С точки зрения социального портрета, я врач-косметолог. А вот друзья часто называют меня хулиганкой.

Дана Орманбаева: А зачем ты почти через слово в своих постах употребляешь маты?

- На самом деле в течение последнего года я сократила количество матов. Это, конечно, работа над собой. Я люблю жесткие слова. Иногда так проще в полной мере выразить эмоции. Возможно, сказывается опыт работ в неврологической больнице. Я не считаю, что выражаться матом– это не повод для гордости или наоборот, что нужно корить себя. Было и было. Мы меняемся. Сейчас я считаю, что использовать нецензурную лексику «направо и налево» не стоит.

Дана Орманбаева: А если вернуть время вспять, решая вопрос с полковником, ты бы использовала нецензурную брань?

- Конечно, я бы не использовала таких слов. Я, честно говоря, даже не верила, что сяду на скамью подсудимых…

- Было страшно?

- Мне стало страшно только три недели назад, когда я осознала, что все происходит по-настоящему. Здесь со мной возможно сыграла злую шутку одна из биотехник, которую я как биохакер использую: любую стрессовую ситуацию обращать в пользу. Интересно было слушать, когда в суде перечитывали мои посты. Очень часто был диссонанс логической цепочки моих оппонентов.

Роман Райфельд: Как ты считаешь, почему ты выиграла? Что-то все-таки изменилось в судебной системе нашей страны?

- Я считаю, что мне просто повезло. Многие обстоятельства сложились в мою пользу: я популярный блогер, возникло социальное напряжение. На самом деле, таких ДТП, когда скрываются с места происшествий очень много. Это типичные ситуации для нашей страны.

Роман Райфельд: Мне все-таки интересно, почему судьи приняли именно такое решение?

- Я не знаю точно. Могу лишь смело сказать, что мы победили в прениях. Я поняла, что суд – это как бойцовский ринг. Мы с адвокатом «разбили» наших врагов, сражаясь в словесном бою.

Дана Орманбаева: А как вы, обе стороны, вели себя в суде?

- Я на суде была очень сдержанной. Я написала в последнем посте, что нужно уважать оппонента. Несмотря на абсурдность ситуации, люди имеют право отстаивать свои права. Функции суда: объяснить, кто прав, а кто нет.

Роман Райфельд: Все-таки месяцы судебных тяжб удручают, как ты с этим справлялась?

 - Мне было тяжело всего четыре дня, когда я точно не знала: чего хочу? С одной стороны, я думала, что он же нечаянно сбил. Стоит ли его сажать в тюрьму? Месть – это самое плохое чувство. В то же время, я не хочу, чтобы зло, проходило дальше меня. Поэтому я решила написать пост, рассказать людям, предостеречь их.

Роман Райфельд: В нашей стране, на мой взгляд, присутствуют две крайности: жажда мести и примирение. Как ты думаешь, почему не может быть все по справедливости?

- У нас Уголовный Кодекс очень репрессивный. Если захотеть за что-то «зацепиться»,  можно сломать человеку судьбу. По сути, у меня хотели отобрать все. Когда я это поняла, то начала более активно действовать.

Дана Орманбаева: Кто тебе помогал, кроме адвоката?

- Я заключила договор с адвокатской конторой. Специалисты рассредоточились: каждый занимался отдельной частью дела. Также вместе мы читали мои посты, затем они рекомендовали, какие высказывания нужно убрать, а какие усилить.

Дана Орманбаева: Ты одержала победу в первой инстанции, вместо того, чтобы просто спокойно уйти. Ты заговорила о декриминилизации клеветы, решила проявить свою социальную позицию. Зачем?

- Если на моем месте оказался бы человек, который слабее духом, то ему сломали бы жизнь. Я считаю, что такие статьи (ответственность за клевету - прим.ред.) должны находиться в административном праве. Мне помогла гласность. Теперь я хочу в таком виде вернуть людям свою благодарность.

Дана Орманбаева: Как бы ты сформулировала свой мессендж тем, кого ты призываешь защищать свои права, при этом учитывая твои уроки?

- Отстаивайте свои права без мата!

Роман Райфельд: Расскажи, что будет происходить дальше в твоем судебном разбирательстве?

- Адвокат оппонента заявил о том, что они намерены подать апелляцию.

Дана Орманбаева: Этот затяжной судебный кейс как-то повлиял на твою медицинскую практику?

- Ко мне буквально вчера приходила пациентка, которая пожала руку и сказала, что я ее вдохновляю.

 

 

 

Поделиться публикацией :

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить

Новости партнёров

Загрузка...
Загрузка...

Установите приложение Бизнес FM

Бесплатно для iOS и Android