ПРЯМОЙ ЭФИР

Мухтар Идрисов: «шала-казахи» - исчезающий вид. Мы создаем политическую нацию

10 лет назад в Казахстане была издана книга «Шала казак. Прошлое, настоящее, будущее». Слово «шала» переводится с казахского языка на русский как «наполовину», соответственно, «шала казак» в дословном переводе означает «наполовину казах». Автор рассматривает феномен шала-казахов, его происхождение, развитие и функционирование в настоящее время. На обложке был указан собирательный образ – некоего Жумабая Жакупова. Она вызвала большой резонанс – говорили, что автор - бизнесмен, сам из тех «шала-казахов», про которых повествует в книге.

Вы можете прослушать подкаст программы  «Байтасов LIVE»:

Мухтар Идрисов, Арманжан Байтасов. Фото: личный архив

Спустя 10 лет после выхода книги автор дал первое интервью в программе «Байтасов LIVЕ». О проблеме шала-казахов» и «нағыз казахов» в эфире радиостанции Business FM говорили бизнесмен Арманжан Байтасов и Мухтар Идрисов - кандидат политических наук, автор книги «Шала казах», член правления фонда «Аспандау»

Мухтар, почему в 2009 году ты не подписал книгу? И откуда появился образ Жумабая Жакупова?

- Жумабай Жакупов - это несостоявшийся я. Мой дедушка жил в семье дяди, которого звали Идрис. Отца дедушки  звали Жакуп. Тогда особо не разбирались и записали в документах Идрисовы – так появилась эта фамилия. Отец всегда говорил, что наша фамилия должны быть Жакуповы. C именем Жумабай тоже связана интересная история. Мои родители, молодые медики, приехали в аул, когда я родился. Там, согласно казахским традициям, имя должны были дать родственники. Одна бабушка пошутила: раз в пятницу родился, будет Жумабай. Но она была мудрой, увидела, что имя родителям не понравилось и сказала, что еще надо посоветоваться. На следующий день решили назвать меня Мухтаром, в честь писателя Мухтара Ауезова.

Я подумал, что Жумабай Жакупов – тот самый «нағыз казах», который не состоялся.

Получился очень хороший собирательный образ. Я сейчас понимаю весь смысл этой книги, перечитав ее заново. Многие постулаты работают до сих пор. Шала-казахам и нағыз казахам предстоит трудный путь  рождения жаңа казахов. Эти две страты должны объединиться, став единым целым с целью сделать Родину процветающей.

В самом начале ты обратился к Мухтару Шаханову и посвятил ему книгу. Удалось ли тебе встретиться с ним лично и побеседовать на эту, скажем так, больную тему?  

- Мой отец - врач. Он в больнице встретил Мухтара Шаханова и подарил ему книгу. С его стороны был теплый благодарный отклик. Напрямую нам так и не удалось пообщаться.  

Как ты понимаешь слово «шала-казах»?

- У «шала-казахов» в силу объективных обстоятельств родной язык и культура оказались на втором месте. Язык – русский, а культура чаще всего не русская, а европейская. Для меня пришло понимание, когда я был в Иране на экскурсии. Я увидел монету греко-бактрийского царства – и все паззлы сложились в одну картину. Шала-казахи – продукт проникновения европейской цивилизации на нашу территорию. С появлением СССР пришла вторая волна – первая была с приходом Александра Македонского. Тогда возникло греко-бактрийское царство с европейской культурой. Это государство просуществовало около 200 лет. Через сто лет после создания оно было отрезано от Европы, как островок европейской цивилизации. Феномен «шала-казаха» в том, что сюда пришла европейская цивилизация. Сейчас, наверное, идет обратный процесс. Европейская цивилизация уходит из региона. Это четко видно по странам-соседям – «европеизация» ушла из Узбекистана, Таджикистана. У нас этот процесс идет медленнее. Это реальность.

В своей книге ты приводишь данные – «шала-казахов» в Казахстане от 3 до 5 млн человек. Это достаточно большая цифра. Сегодня эта группа увеличивается или сокращается?

- Сокращается, но при оценке таких вопросов нужно мерить поколениями. В нашем поколении, возраста 25-50 лет,  таких людей было много. Среди наших детей этот феномен не исчез, но сократился. Еще от 25-ти до 50-ти лет мы будем с ним жить.

80% первоклассников сейчас идут в  школы с казахским языком обучения. Возможно, скоро о феномене «шала-казаха» будут говорить  только в  исторических книгах. Но «шала-казах» - еще и ментальность, особый тип мышления.  Расскажите подробнее.

- Да, это вопрос не языка, а культуры. В центре мира у «шала-казаха» стоит европейская культура – ценность индивида, демократия. У «нағыз казаха» – общинность, иерархия, патернализм, в хорошем смысле слова.

В книге было написано, что главный порок нашего государственного аппарата – отсутствие духовно-нравственного начала. В то же время государственный аппарат смешанный – там нет разделения  на «шала-казахов» и «нағыз казахов».

- Когда я говорил об отсутствии нравственного начала, это надо рассматривать с точки зрения политической нации. Казахстан вышел из Советского Союза, сохранив этническую однородность. Но нам еще предстоит создавать политическую нацию. Речь идет об аристократии духа – этот процесс еще не завершен. И это как раз то, почему я сейчас, спустя 10 лет после написания книги, решил выйти в эфир. Я считаю, что сейчас настало время, засучив рукава, заниматься созданием политической нации.


Читайте также:  Презентация книги «Илон Маск» на казахском: как это было


А не кажется, что шала-казахи и нағыз-казахи будут постоянно друг с другом сталкиваться, при строительстве этой самой политической нации?

- Все-таки, я думаю, что шала-казахи – вид исчезающий. Мое мнение – мы будем двигаться в сторону азиатского опыта построения общества.  

Но пока демократические модели побеждают. Самые успешные экономики – США, Англия, Германия…

- Самая успешная экономика  - это Китай. На самом деле, вопросы демократии, выборности, прав человека – идеологические понятия. Демократия - это обратная связь от общества. С этой точки зрения в Японии, в Корее принципы работают. Главное, чтобы у нас демократия не превратилась в карго-культ. В основе демократии лежит гуманизм эпохи Ренессанса, где в центре стоит индивид. Второе – реформация Мартина Лютера, христианство. Казахи - не христиане, у нас ислам. Мое мнение - у нас  в основе мировоззрения все-таки стоит не индивидуальные ценности, а общинные, племенные. Исходя из этого, нам нужно строить политическую модель. 

Водораздел между шала-казахами и нағыз казахами проходит по линии знания казахского языка. Именно незнание казахского языка вызывает раздражение на бытовом уровне. Не секрет, что в 70-80 годы образование на русском языке было сильнее. Что на данный момент происходит? Насколько шала-казахи настроены интегрироваться в языковую среду?

- Шала-казахи стремятся, отводят детей в казахские школы. С другой стороны, есть много проблем. Я недавно узнал, что оказывается, термин «литературный язык» существует только в русском языке. В английском есть «стандартный язык» - базовые структуры. Все богатство казахского языка, которым мы гордимся – устное. Сейчас стоит большая задача  - сформировать стандартный казахский язык. Я  для этого создал свой проект INTIL. Я его позиционирую как искусственный плановый язык. Размышления о том, каким должен быть стандартный письменный казахский язык.

Ленин в России провел реформу русского языка, быстро и  без всякого интернета. Ататюрк провел блестящую языковую реформу в Турции. Почему мы за 28 лет не можем провести реформу, создать программы эффективного обучения?

- Я вижу проблему как раз в несформированности политической нации. Мы считаем, что это должно делать государство. Нет нормальной инициативы снизу. Мы  замерли и ждем очередных методик, книг. Гражданское  общество не включилось в этот процесс. Меня беспокоит отстутствие национальной актуальной литературы на казахском языке. Не о Чингис-хане, не об истории, а о своременных реалиях. Это - нерешенная загадка. Хотя, может быть, мы живем в эпоху пост-модерна, где акцент делается на визуальный ряд, в результате у нас появилась большая плеяда танатливых казахстанских режиссеров. Все таланты ушли в кино. 

А какие вопросы должно поднимать гражданское общество? Мне кажется, проблема изучения казахского языка не политическая, а менеджерская. Вопрос в группе людей – поменяйте людей, которые от лица государства занимаются этим вопросом.

Я бы уточнил – не в группе людей, а в монополизме. Даже школьные учебники монопольно  изданы и утверждены. Вы же не задумываетесь, как дышать. Вот так и для них, для людей, которые живут в казахской языковой среде, не понимают, с какими трудностями сталкивается человек при обучении, когда язык является неродным. Нужно не только группу академиков наверху поменять. Нужно создать конкуренцию. Тогда появятся и продвинутые методики и пособия.

 Автор: Ольга Настюкова

Поделиться публикацией :

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить

Новости партнёров

Загрузка...
Загрузка...

Установите приложение Бизнес FM

Бесплатно для iOS и Android